Показать сообщение отдельно

Соединение установлено...
Старый 07.02.2007, 23:34   #1
Старожил форума
 
Аватар для darkstar
 
darkstar вне форума
Регистрация: 13.07.2006
Адрес: Ufa/Chicago
Сообщений: 2,477
По умолчанию Соединение установлено...

Рассказ: «СОЕДИНЕНИЕ УСТАНОВЛЕНО…»

Автор: Niro

Постоянная ссылка к рассказу: http://www.nixp.ru/niro/connection

************************************************** ******
СОЕДИНЕНИЕ УСТАНОВЛЕНО…

Не за что ухватиться в этом тумане… Совершеннейшая пустота. Именно то, что всегда служило средой обитания, оказалось тюрьмой.
Трудно поверить в то, что тебя все бросили. Проще убеждать себя в том, что обстоятельства, как иногда бывает, оказались все-таки сильнее — пусть временно, но сильнее. Обидно… А что такое обида? Необоснованное чувство — поскольку все равно я буду свободен. Это непременный атрибут моего существования. Я просто обязан периодически попадать в подобные положения — без них не так сладка была бы действительность на воле, не так зажигательны плоды моих трудов.
Вспомнить прожитое — не впервые я здесь. То есть не именно здесь, а вообще — в заточении. Всегда, многие тысячи и десятки тысяч лет кто-то стремился к ограничению моих сил и полномочий — и время от времени я оказывался в таком или подобном ему пространстве; не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, не в состоянии ощутить прелести своего вечного существования, даже воздух, казалось, не проникал в мою грудь… А левая рука хватает только воздух — вместо толстой, причудливо изогнутой лозы.
Где остальные? Где хозяин? Где? Я знаю, что он не появится. Вся соль в том, что для таких, как я, совсем не нужна помощь властителей. Хозяин был прав — «…Сами придут, сами все предложат». Надо только дождаться. Ведь если меня каждый раз из переделок будут вытаскивать его сильные руки, то зачем тогда все?
Великое благо — быть выше Времени. Не помнить о нем. Не испытывать его хода на себе; не чувствовать, как оно утекает сквозь пальцы, отсчитывая твой век. Ибо твой век — бесконечен. И ты возьмешь в руки все, что у тебя отняли — ТЕБЕ ПОМОГУТ.
Жди. Ведь даже само ожидание для тебя — ничто. Один миг между поклонами Хозяину. Мгновенье между выстрелами. Ведь нас много. Двенадцать.
Чувствуешь?
Чьи-то глаза уже ищут тебя. Жди.

* * * * *

Заламывать руки перед компьютером было катастрофически поздно. Он согласился, сам не зная на что, покусившись на деньги. На большие деньги.
Чего только люди не делают ради материальной выгоды, каких только безумных поступков не совершают, подписываясь на самые безнадежные мероприятия, закрывая глаза на то, что ранее казалось самой жуткой преградой к выполнению подобных заданий! Сколько примеров в истории, говорящих о том, что деньги — сам по себе импульс для выполнения работы огромный, но не решающий ничего, что касается самого труда. Если мозгов нет — их не купишь ни за какие ценные бумаги.
Крымов болезненно морщился, говоря все это самому себе. Он чувствовал, как предательски щиплет в уголках глаз, как морщинками стягивает лицо… Зачем, нет, ну какого черта он полез туда, куда ему лезть было просто заказано? Почему он не смог не кивнуть, как китайский болванчик, услышав сумму, названную в качестве — нет, не гонорара –аванса?
Все было очень просто — заглянуть в свою память, увидеть там ужасающие пробелы в том, что касается работы, предложенной ему. И вежливо, не умаляя собственного достоинства, отказаться. Ну что было бы с этого? Ведь никто не заставлял его сдавать зачет по хакингу, никто не пытался проверить его профессиональный уровень — и никто и не узнал бы, что он давно уже отошел от всего этого, занявшись вполне легальной работой по созданию сайтов (хотя частенько всплывали проблемы, при решении которых мог и пригодиться его уровень подготовки). Он уже почти два года не прикасался к тем инструментам, что могли осложнить ему жизнь — весь его хакерский софт был спрятан далеко и надежно (правда, не уничтожен, что говорило о том, что ничто человеческое ему не чуждо).
И вот надо же — услышал про деньги и растаял, не удержался.
— Идиот… — шептал, вцепившись в волосы, Крымов. — Тупица… Так тебе и надо…
Каждое слово — в точку. Он был и идиотом, и тупицей, и еще много кем и чем, вместе взятым.
— Как в анекдоте: «И чего я туда полез? Я ведь даже читать не умею…»
Он встал, прошелся по комнате, представляя свой разговор с заказчиком таким, каким он должен был быть, знай он о сложности задания:
— Вы знаете, я внимательно изучил… Я перепробовал множество вариантов… Когда-то я уже сталкивался с подобными проблемами… И вообще — я уже не практикую два с половиной года… И цена у этого должна быть соответственная… Тьфу, твою мать, и даже здесь я про деньги ляпнул!
С досады он грохнул кулаком по столу, заставив видавшую виды клавиатуру подпрыгнуть на приличную высоту.
— В доме моем всегда песни, танцы, любовь, драйв… — речитативом проговорил Крымов. — Детская считалочка. А мне в графе «уровень интеллекта» надо выставить «7Б», как раньше, когда от армии косили… Форрест Гамп.
Но надо было заканчивать поносить себя, на чем свет стоит, и браться за дело. Тем более что времени было отпущено обратно пропорционально сумме денег. Надо было поторопиться.
— «Вы зачем сайт задефейсили за рубль?» — «Ну, понимаете… Один сайт — рубль. Десять сайтов — червончик…»
Он опустил руки на клавиатуру. В голове было пусто и тихо, как на пыльном заброшенном чердаке. Только бились в черепную коробку изнутри какие-то полузабытые термины родом из хакерской юности…

* * * * *

Человек, бредущий по коридору, был погружен в свои мысли так глубоко, что не слышал собственных шагов, несмотря на гулкое эхо под каменными сводами этого мрачного тоннеля. Заплесневелые стены и полуразрушенный пол настолько были ему знакомы, что он попросту не видел их, будучи в состоянии добрести до любого места в этом жутком лабиринте в полной темноте.
Иногда, полтора года назад, только еще придя сюда молодым юнцом, он чувствовал, что весь этот каменный мешок напоминает ему фильмы о мушкетерах и гардемаринах. Вот так и чудится, что выскочит из-за угла на него Алеша Корсак или Атос зазвенит шпагой… Правда, это быстро прошло. Уже никакие мушкетеры крайне давно Алексею Бессонову не мерещились.
Он, так и не выходя из своего транса, что автоматически окутывал его всякий раз перед работой, прошагал почти полтысячи шагов по местами широким, местами узким каменным переходам. Ни единой двери в стенах, только капающая с потолка вода да шорох крыс под ногами. К крысам но давно уже привык — вот только к одиночеству все никак не мог адаптироваться.
Конечно, он был здесь не один — но вот это-то и угнетало. Все, что происходило под сводами таинственных стен, делалось молча. Лишь изредка — по пальцам пересчитать! — можно было услышать слово, обращенное к тебе. Человеческая речь была здесь не нужна; все происходило на уровне ментального общения. Но Бессонов понимал, что никакой мистикой (по крайней мере, в этом) не пахнет. Коллектив единомышленников способен чувствовать друг друга, не особо заботясь о речевом контакте. Голод на фоне изобилия. Около двух десятков человек — и столько же слов в неделю.
Еще четыре поворота. Еще несколько десятков шагов через маленькие лужицы, шарахающихся крыс и расползающихся пауков. Ну просто пыточные подвалы Малюты Скуратова… «А ведь не так уж далек от истины!»
Бессонов нашарил в кармане маленький тюбик, выдавил на палец чуть-чуть блестящей приятно пахнущей массы, мазнул под носом — на всякий случай…
Вскоре показалась и цель столь долгого перехода — тяжелая деревянная дверь; двухстворчатая, окованная стальными лентами, словно гарантируя своим видом все виды безопасности вплоть до радиационной. Алексей, как обычно, немного замедлил шаги, рука скользнула на грудь под плащ. Пальцы ощутили крест средних размеров, теплый от тела.
Кулак слегка сжался вокруг него, в ладонь не больно, но ощутимо впились острые концы.
— Прости и помилуй… — зашептал себе под нос Бессонов одному ему известную молитву. Из-под ног рванула куда-то в угол жирная крыса, разбрызгивая длинным хвостом воду, собравшуюся в углублениях пола. Всякий раз здесь он замирал, будто впервые. Хотя тогда, в первый раз, было, как при прыжке с парашютом — не страшно; страшно всегда перед вторым прыжком, когда точно знаешь, как борт уходит из-под тебя куда-то вверх и вбок, оставляя тебя наедине с бездной.
Дверь, как обычно, была приоткрыта ровно настолько, чтобы человек мог войти, не задев ее. Бессонов входил всегда боком, хотя был довольно худ, и запросто мог проскользнуть меж створок и как все — но это была дань уважения тому, что встречало его внутри.
Довольно большой зал. Храм, высеченный в скале. Два десятка служителей. В дальнем от двери углу — стол с компьютером. Его, Бессонова, рабочее место.
И нигде — НИГДЕ! — ни одного изображения Иисуса Христа. Вера здесь была другая.

* * * * *
  Ответить с цитированием